Хроники Ордена. История одного предательства

Атмосфера этого совета отличалась от всех предыдущих, вообще отличалась от обычно деловитой и одновременно дружеской атмосферы собраний руководства Ордена. Не было смешков и шуток, не было посторонних реплик и язвительных комментариев, и препирательства как-то не вспыхивали с обычной регулярностью. Было ощущение давящей тяжелой плиты, какого-то незаслуженного серьезного наказания. И тревоги. «Ну, что, господа Совет…» — Хела откашлялась и снова замолчала. Внимательно посмотрела на каждого из членов Совета. Михаил не поднимал глаз, хмурый и молчаливый. На губах Брата играла нехорошая ухмылка, он смотрел куда-то в пространство и видел нечто, что вызывало такую реакцию. Галдар сидел бледный, собранный и отстраненный. Лаарб задумчиво повторял пальцем рисунок дерева стола. Харон был воплощением пренебрежения и ненависти. Феликс сел рядом с Эйбом и тихо периодически переговаривался с ним. Деррг понуро смотрел в стол.

«Так что же, господа члены Совета? — повторила Хела. — Ситуация пришла к развязке, результат вам известен. Слушаю вас». После недолгого молчания трудно шевельнул будто смерзшимся телом Михаил: «Я стыжусь своей некомпетентности и недальновидности… И принимаю полную ответственность перед Орденом за неблаговидные поступки своего ученика… бывшего… Готов ответить… — Ай, да прекрати ты! – Брат махнул рукой. – Не надо этих круглых, как дураки, фраз «неблаговидные поступки». Ты так и говори – предательство сопляка. И при чем здесь ты? Малыш давно хотел выйти из тени учителя, Ордена. Признания хотел, славы, денеххх! – И тем не менее, — тихо возразил Михаил, — мне стоило бы… — Что??? За руку водить и рассказывать как нехорошо торговать побратимами??? – Харон еле сдерживался. – Или объяснять почаще, что честь и совесть – не продаются, а теряются раз и насовсем?! Так он как раз болтал красиво и героически, Хела научила). – Он скорее всего не думал… — Михаил почти прошептал и замолчал окончательно. – Скажи, друг, а он вообще когда-нибудь думал? – Лаарб ждал ответа, но заговорил Галдар. – Это непростительно и возмутительно жить с женщиной и наверное называть ее в глаза любимой, а своим друзьям и Совету рассказывать, что это существо нужно для комфорта, не более, и ни о каких чувствах речи не идет. Оно просто домашний любимец, хомячок. Каждый раз подобной болтовней предавать ее, а затем предать Орден и друзей, уйдя за ней, как осел за морковкой, воплотив сценарий кукловодов. Где же здесь мужчина? Это просто особь мужского пола… — Непростительно другое… — Лаарб все так же задумчиво поглаживал поверхность стола. — В Ордене я и трое моих побратимов. Они пришли за мной совсем не на банкет, на последнюю битву, как вы тогда считали. Пришли, не задавая вопросов, не рассчитывая не просто победить, но и выжить. Потому что побратимство – священно! Потому что родственники нам даются Творцом, а побратимов выбираем мы сами, создавая кровные связи, сильнее родственных. Как же мог он, воин, Хранитель, а что он теперь хранит кстати? Как он мог так просто отказаться от побратимства??? «Простите меня, пока еще братья, не хочу вам быть обузой, потому разорвите эту связь, я отказываюсь». Отказываюсь!!! Да какой же он воин после этого! Да он просто… — Мальчик-с-пальчик))) – Брат невесело рассмеялся. – Да какой он воин, дружище. Пацан не без задатков с огромными амбициями и голодный на блага мира. Теперь у меня он будет проходить по совсем иному реестру. – Харон процедил сквозь зубы – У меня он теперь тоже будет проходить по иному реестру. И мы еще обязательно пересечемся… — Друг, тут уж скорее мы будем играть первые скрипки, — Феликс положил Эйбу на плечо руку. – И проследим, чтобы он получил все, так отчаянно желанное, и чтоб для него все вернулось на круги своя. Обмануть можно людей, красивой болтовней, героическими позами, профессиональными картинками. Создать образ. Но тонкий план ведь как большая деревня, здесь слухи разносятся со скоростью мысли. Тень же вон уже во всю торгует инфой, продает ее об отколовшемся от Ордена оптом и в розницу всем желающим).» В Совете повисло молчание. И тем удивительнее было, что заговорил Деррг. Он вообще предпочитал обычно молчать и быть незаметным. «Хела, как отвечающий за техническую сторону проекта, рекомендую в кратчайшие сроки изменить конфигурацию систем безопасности, ввести новые ключи допуска, перенастроить систему идентификации для доступа в Орден и конечно пароли входа на полигон, в арсенал и доступа к орденскому мозгу. По всем перечисленным пунктам силами моего подразделения проведены подготовительные работы и все действия по изменению систем безопасности могут быть проведены в течение суток.» Похоже, что поражена была не только Хела, весь совет восхищенно молчал. «Вот это я понимаю, деловой подход и реальные действия! – Галдар встал и впервые за это время улыбнулся. – Уважаемые члены Совета! Предлагаю обсуждения морально-этической стороны происшествия перенести на позже, а сейчас заняться делами сугубо практическими. Мастер Деррг весьма четко указал направления работы!» Члены Совета оживились и начали деловито покидать зал Советов. Про себя же Хела отметила, что Михаил так и не поднял глаз за все это время. И задержавшийся Эйб подошел как-то слишком нерешительно: «Командор, тут такое дело… Считаю необходимым предупредить. Следующие пол года для тебя и для Ордена будут критическими. Вас осталось слишком мало, я имею в виду людей-орденцев. А структура растет, ей нужно все больше энергии. Да и зная о расколе, точнее о предательстве командора Боя, нас теперь будут пытаться утопить все и каждый, кому не по нраву растущая сила Ордена, сам Орден и ты как таковая. Сама знаешь, таких немало… Конечно, со своей стороны мы будем делать все от нас зависящее, чтобы оградить и помочь. Но основная нагрузка придется на вас, физических людей. Расход энергии, регулярное структурирование приближения к физическому воплощению и атаки, бесконечные и безжалостные атаки, атаки, атаки… По любым прикидкам шансов у вас нет. Но зная тебя и твою одержимость победой, я не поставил бы против ничего, самой малой малости. Не люблю проигрывать и терять даже мелочь). Держись! Просто держись, девочка, прорвемся!)» И ушел уверенной походкой занятого человека. А командор сидела в пустом зале и задумчиво смотрела в потолок. Интересно, хоть когда-то будет проще?

Автор: Вера Надежда Любовь

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

*