Первая битва Ордена. Хела.

Для нее вообще вся история Ордена и даже сама жизнь отныне делилась не на годы, на периоды. Один из них — «до» и «после» Битвы. Почему, зачем, за что – вопросы задавать было бесполезно, да и в принципе она знала ответ – когда-то ты согласилась … и если ты здесь, значит ты это можешь.
Хела просто стояла на балконе и бездумно смотрела в небо. Не обращать внимания на орду пришельцев было почти невозможно. Она висела зловещим клином, знимая треть неба, и была видна казалось даже на физике. Все уже решено, утверждено, осталось только пойти и победить, всего лишь. И остаться в живых, хотя как раз это получится вряд ли. «Но это тоже часть твоей работы, Командор, умирать первым… разве нет? Да. И брать на себя неосуществимое…»
Пару месяцев назад не поверила бы, если б кто-то начал рассказывать через что придется пройти. Она не думала, что такое вообще возможно. Змий сказал – для миссии. И она просто согласилась, не представляя на что. Дикая мешанина прорывов и инициаций. Так много, в очень сжатые сроки… энергии плавили и перекраивали поле… изменения, изменения… и огромные объемы информации, врывающиеся в мозг после каждой ступеньки. Она ничего не пыталась запомнить. Это все на потом, если оно будет это потом. Сейчас нужно выдержать, не сломаться, не сойти с ума. И как-то обуздать появляющиеся умения. Временами было страшно даже дышать, потому что можно было включить какое-то новое свойство, невзначай сотворить что-то такое, о чем даже фантасты не писали. Зачем все это. «Нужно будет развернуь купол, сделать из него усилитель. А чтобы было что усиливать, транслятор – ты, Командор – должен быть очень сильным. Всесторонним и сильным.» — так говорил змий. Она не спорила, видела схему в Ордене и примерно представляла себе как оно будет работать. И именно потому, что представляла, выжить не рассчитывала. А значит и беречь себя не стоило: набраться сил и умений и дотянуть до часа Х, сделать все возможное для победы… и умереть. «Вот так вот, Командор, последние месяцы действительно были нескучными, иному кому на пару жизней хватило б развлекаться… И звездный час пришел, недолгий, но безраздельно твой. И что скажешь? … Потанцуем!)»
Все волнения и переживания остались уже в прошлом. Сейчас немного потряхивало от накапливающейся силы и предстартового волнения. Предки шли на бой с ясным духом и чистым телом. Потому сперва – в душ, а затем в Храм Веры. Там как всегда несуетно, величественно, свято и греет сердце. Горят свечи и с любовью смотрит Богородица. «Прости мне мои прегрешения, вольные и невольные. Благослови, Отче…и за душой присмотри, если что…» Приготовления закончены, теперь последние согласования с Орденом. Бар, Дея, Книжник, страшно за них. Балагурят, шутят, последние уточнения и расходятся, не зная встретятся ли этим же составом после боя. Каждый занимает свое место.
На улице поздняя осень, но Хела снова вышла на балкон. Так лучше чувствуется окружающее, так виднее враги. Она подняла к небу руки и начала призывать Силы. Они послушно отзывались, каждая, приходили, что-то давали и оставались рядом. Тело уже горело и распирало от жуткого объема энергии. И Хела вошла в Орден. Поднялась на купол. Это было очень тяжело, купол медленно, с трудом разворачивался, а в теле что-то рвалось и лопалось и на губах ощущался привкус крови. Но все было уже неважно, пространство вокруг вибрировало, а орда вдруг рывком приблизилась, как через телескоп. Хела зафиксировала вниманием уродливый флагман. И ударила Силой. В груди стало горячо, сердце резко заболело, кажется лопнула сердечная. Хела даже не представляла, что такое бывает, просто отметила краем сознания и больше на это не отвлекалась. Она отследила яркий взрыв на месте флагмана и перенесла внимание на другой корабль. Не было злобы, волнения, сострадания. Была только тяжелая важная работа. И выполнить ее было нужно как можно тщательнее. И Хела методично отслеживала корабли орды и наносила удар. Как долго все продолжалось она не помнила. Какие-то успели приземлиться. Но там их встретят ребята Ордена. Удивительно, но на известие о том, что Орден принимает бой с ордой, Лаарб отреагировал неожиданно: «Хела, у нас еще есть время, мы с побратимами успеем до начала» И никакие уговоры и разъяснения, что дело практически безнадежное, их не остановили. Они пришли, все четверо, чтобы разделить с Орденом его войну «до победного конца», как сказал Лаарб. И сейчас занимали свои места где-то там, у основания купола. Поток Силы иссякал и Хела перешла на ментал. Нащупать корабль, найти в нем живое, ударить мыслью, на стены плеснуло зеленой слизью – можно искать следующий корабль. Противники в небе неожиданно закончились… кажется Орден выстоял, кажется победа… Хела устало оглядывалась. Но ментальное зрение было еще активно, и она увидела черные волны, расходящиеся от Ордена по пространству, уходящие в мир. А затем хлынули видения: землетрясения, лопается земля; извержения вулканов и неумолимые потоки лавы сжигают поверхность; огромные волны, пожирающие целые города на побережьях. Откат! Откат за использование Сил мира! Что делать, как удержать, погасить??? Вот тогда она по-настоящему испугалась. Руки складывались в незнакомые фигуры. А губы произносили слова на неизвестном языке. Пространство тряслось и стонало, но черные волны постепенно утихали и растворялись… Вот сейчас это было уже действительно все. Вокруг не осталось магии на много километров. В груди было пусто и очень холодно, сил тоже не осталось. Все тело ощущалось пустой звенящей льдом оболочкой. Хотелось лечь. Одеяло не спасало от этого жуткого холода. От него застыли пальцы, похолодели губы. И последнее, что Хела еще ощущала, как постепенно замирает промороженное сердце. А дальше было ничто…
Ребята говорили, что отыскали ее на куполе практически без признаков жизни. Но орденский медблок творит настоящие чудеса. И через несколько суток весь Орден в полном составе, был здоров и полон сил. Еще правда какое-то время болела сердечная и ныла, как старый шрам, но это уже были мелочи.

Нынешняя осень выдалась необыкновенно теплой и в ноябре в парке небывало пышно расцвел розарий. Хела приезжала сюда почти ежедневно, бродила среди цветущих кустов и ощущала мир вокруг. Почему-то именно эти тугие бутоны и душистые цветы помогали ощутить себя живой. Понять, что жизнь продолжается и мир прекрасен.
Как жадно расспрашивали ее начинающие маги о Воинах Духа, об этом странном принципе – умереть дважды. Ну как объяснить им, салагам, что это и значит не много, не мало умереть… дважды…если понадобится. И что самое сложное после всего этого доказать уже себе, что нужно продолжить жить, что это хорошо и правильно…


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

*